Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

я

группа поддержки для переживших изнасилование

Здравствуйте
Посоветуйте, пожалуйста, группу психологической поддержки для переживших изнасилование.
Нужно для школьницы из неблагополучной семьи, соответственно, желательно, чтобы группа была бесплатной. Лучше без религиозной направленности.
Спасибо

Неподдерживаемые запросы

Представим следующую ситуацию:

Клиент. Хочу порвать отношения с родителями, помогите освободиться от чувства, что я им что-то должен.
Терапевт. Я не могу работать с таким запросом, поскольку считаю, что долг перед родителями действительно существует.

Мне хотелось бы узнать, насколько она реальна. Прошу практикующих психологов ответить:
1.Бывают ли в принципе запросы, которые вы откажетесь поддерживать (ну, кроме намерения совершить криминальное или граничащее с криминалом действие, а также покончить с собой - тут, полагаю, все ясно)?
2.Были ли реальные отказы клиентам по этой причине? Думаю, ответ "да" или "нет" конфиденциальность не нарушит.
Don Quijote

Детское воровство

Пишут, что причиной воровства у детей может быть эмоциональное неблагополучие, травма, полученная, например, при разводе родителей. Профессионалы, объясните пожалуйста механизм. Каким образом ребенок воруя, компенсирует себе эмоциональное неблагополучие? Что он чувствует? Иначе говоря, почему ворует, что испытывает при этом?

Я понятно спросила?:)
Панда

Кстати, о насилии

Как известно, существует три вида насилия – физическое, сексуальное, и психическое (оно же – эмоциональное). Их определения и различия здесь давать не буду, т.к. думаю, что большей или меньшей степени это понятно всем. Скажу только, что
1) часто совершается одновременно 2 или 3 вида насилия;
2) насилие – это не впечатления и переживания жертвы, а совершенно определенные действия со стороны насильника, – независимо от результата и реакции жертвы.

В связи с насилием в обществе существует огромное количество деструктивных мифов, идей, фантазий, мнений, которые не соответствуют реальности и создают вокруг жертвы своего рода вакуум.
Например, миф о том, что в насилии – особенно сексуальном – есть изрядная доля вины/желания жертвы; особенно если это инцест. Или что насилие непременно приносит жертве удовольствие. Или что насильник – обязательно человек низкого уровня развития/пьяный/наркоман/сумасшедший и т.п. И множество других. Результат – переживание чувства одиночества и изоляции у жертв и сексуального, и физического, и (реже) эмоционального насилия.
Потому что часто, из-за этих самых мифов,
– жертвы боятся рассказать о произошедшем, т.к. ожидают, что их обвинят;
– мучает чувство вины;
– люди боятся повторения насилия (если оно совершалось знакомым человеком);
– жертвам бывает стыдно за себя.

Чувство беспомощности и уязвимости, вызванное, с одной стороны, самим насилием, а с другой – этой самой изоляцией, побуждает жертв неосознанно выбирать некоторые устойчивые способы поведения, например:

– Нападение. Демонстрация себе, окружающим или всему миру способности постоять за себя. Предупреждающее агрессивное, часто вздорное поведение; а также – участие во всякого рода экстриме, бессознательная цель которого – также доказать собственную «крутизну».

– Отстраненность во всех обстоятельствах, чем-то субъективно напоминающих жертве эпизод(ы) насилия. По проявлениям очень схоже с гордостью, неуступчивостью и принципиальностью. В действительности цель – изъять себя из опасных отношений, покинуть их.

– Присоединение к насильнику:
1) занятие позиции силы, совершение насилия по отношению к окружающим.
2) любезное, милое, «дипломатичное» и «понимающее» поведение с теми людьми, которые ощущаются как опасные. Жертва словно говорит – ты симпатичный, и я хороший; я тебе понравлюсь/пригожусь, поэтому не обижай меня. Особенно интересным и многообразным представляется этот последний паттерн, т.к. бессознательный страх перед насилием и тревога по поводу собственной изоляции у жертв уже совершённого насилия не исчезает, и ради чувства безопасности и «общности» люди зачастую раз за разом воспроизводят именно свое участие в совместных с «насильником» мероприятиях. («Насильник» здесь в кавычках, т.к. организатор мероприятий совсем не обязательно совершает насилие; он лишь связывается у жертв уже совершенных актов насилия с образом обидчика. Эта связь может быть неочевидной: например, люди часто выбирают присоединение, когда реальный насильник воспринимался ими как «сильная личность». И при встрече с другой «сильной личностью» тревога активизируется, и тогда наблюдается эффект «близости», «дружбы» и «взаимопонимания».)

Все это происходит как правило бессознательно, т.е. люди так не думают. Искренне считают «насильника» милым/интересным/замечательным и т.п. Отличительная особенность этой привязанности заключается в некоторой экзальтации, измененном состоянии сознания. Т.е. жертвы настаивают на неких положительных качествах избранного ими объекта, игнорируя, или даже яростно, но нерационально и бездоказательно «опровергая» факты.

Сей рассказ не претендует на полноту: наверняка я что-нибудь упустила.
И может быть, это несколько путанное повествование – ну, сорри.
fight

ПОМОГИТЕ

Дорогие коллеги, помогите

Пишу диплом - и вот пару вопросов...

найдено, вопреки здравому смыслу - что сила террактов (измерена количеством жертв и раненных) не влияет на страх террора (Fear of terror) у людей... Подскажите пожалуйста идеи о причине отсутствия данной связи...


вопрос два - страх террора действует отлично от страха преступности (Fear of crime) ... я предпологал что это очень подобный концепции... в чём на Ваш взгляд причина их разницы ?


Заранее спасибо