open_to_life (open_to_life) wrote in psy_pro,
open_to_life
open_to_life
psy_pro

Categories:

Обзор "Красной Книги" Юнга: Жизнь после Смерти.



"Красная Книга" Юнга: Жизнь после Смерти.

"Знание смерти пришло ко мне этой ночью... Я вошел во внутреннюю смерть и увидел, что внешнее умирание лучше чем внутренняя смерть. И я решил - умиреть во вне и жить внутри... Я развернулся и искал место внутренней жизни!"
- К.Г.Юнг "Красная Книга".

"Красная Книга" - эпическая глава в жизни К.Г.Юнга теперь доступна для нас после 58 лет после его смерти. Эта легендарная книга, в переплете из красной кожи, которую Юнг первоначально назвал "Liber Novus" (Новая Книга), напоминает средневековый манускрипт своим каллиграфическим текстом и богатством украшающих ее рисунков. Она открывает тот процесс, который лежал в основе всей его энергии и лабиринт того путешествия, которое сделало его гением в психологии. "Таинственное начало, содержащее все",- написал он в 1957 за четыре года до своей смерти.

Кэри Бэйнс, бывшая пациентка Юнга, которую он попросил сделать транскрипцию текста, назвала ее "записью послания миру посредством души человека". Это записи поиска, экспериментов, и первых находок человека, который в возрасте сорока лет имел, по своему собственному мнению, "все, что считается счастьем для человека: уважение, власть, богатство и знания", и при этом что-то утратил в своей душе.

"Meine seele, meine seele, wo bist du?" "Моя душа, моя душа, где ты?" написал Юнг в книге Черной серии, которая предшествовала и была тщательно доработана в "Красной Книге". В своем предисловии к "Красной Книге", издатель и переводчик Сону Шамдасани, лондонский историк психологии и психиатрии, помещает эту работу в контекст времени и жизни Юнга.

Все началось в 1913 году, когда Юнг порвал с Фрейдом. Внутренние переживания направили Юнга к пониманию того, что не все в жизни зависит от интеллекта. Были сны, которые он не понимал, а потом и повторяющиеся драматические знаки - дневные видения страшных наводнений, разоренной Европы, реки крови и внутренний голос, который сказал:"Это сбудется!".

"Я думал, что сошел с ума", - написал Юнг. Он начал проводить психологическое самоисследование, однако завяз в нем. Чтобы подключиться к лежащему в основе видений материалу, он разработал "скучный метод", который со временем превратился в "активное воображение" - один из краеугольных методов его психологии, средстве доступа и проникновения фантазий. С конца 1913 до середины 1914 он неустанно записывал целую лавину внутренних открытий, образов и диалогов, материал над которым он впоследствии работал как над "наиболее трудным экспериментом".

Часто эти переживания случались ночью в его библиотеке, продолжаясь днем при работе с клиентами и за обедом с семьей. Иногда он выполнял сходные с йогой упражнения для того, чтобы справиться с эмоциональными потрясениями и освободить сознание. А потом он вновь отправлялся в возникающие спонтанные фантазии, как будто участвуя в некой драме, разговаривая с ее персонажами. Но у него не было определенности в смысле и значении их содержания. Возможность психического заболевания вызывала страх.

"В конце концов я понял",- написал он в 1914 году, после начала Первой Мировой Войны. Его ранние символические предвидения носили такую ужасную форму. Понимание этого придало Юнгу силы и мужетсво начать рукописный черновик Liber Novus. Он транскрибировал материалы Черной Книги, добавляя к ним дополнительные интерпретации по каждому эпизоду, часто соединяя это все с лирическими отступлениями.

Вот некоторые зарисовки впечатлений от книги, которые могут пролить свет на ее содержание. Происходят внутренние сражения. В пророческом откровении Дух Глубины в нем сражается с Духом Времени. Современное представление о времени, как изменяющемся, постоянно уступает в нем место вневременному и формирующемуся будущему, возникающему из Глубин.

Возникают духовные послания, новый способ для того времени. Они становятся для Юнга задачей, требующей интерпретации, а он сам их носителем. Учение нового образа Бога - имманентного Бога, который и есть все сущее: большое и малое, темное и светлое. Парадокс состоял в том, что "высочайшие истины и полный абсурд - одно и тоже." Более того, "сплав смысла и чуши дает высшее понимание"; а "если вы женитесь по указке хаоса, то породите божественное дитя". Задача - удерживать противоположенности вместе, " целью является не высота, а центр" - центр или Душа, о которой можно сказать как "О Боге в нас".

Юнг приходит к убеждению, что "Вам необходимо быть ... не христианами, а Христом, иначе от вас не будет пользы грядущему Богу". Он осознал, что необходимо всю свою жизнь проживать в нем, Бог Дух и животный человек - вместе в единстве.

В личном путешествии Юнга, голос его женской души сражается за признание и баланс со своей противоположностью. Происходит отслаивание недоверия, презрения, пренебрежения, сомнения, смятения, гнева и страха. На него обрушивается необходимость развития терпения, ожидания, выносливости, получения, как женского (или анима) способа внутри него самого. Он открывает, что мышление и чувства необходимы друг другу.

Юнг лицезрел то, чего он хотел бы меньше всего - стилизированные ад, убийство, пустыню и все такое, до "ничего человеческое мне не чуждо". Он пришел к осознанию того, что противоположности - братья:"другой тоже в вас". Душа рекомендовала принять одиночество, внутреннее знание, неопределенность пути и цели, страх и возможность сумашедствия, как части его пути. "Я верил...душа знает свой собственный путь... возможно никто не получит никакой пользы от моей работы. Но моя душа требует этих достижений... Я должен это делать для себя, без всякой надежды - ради Бога".

Юнг очерчивает свой собственный путь, настаивая, что "мой путь - не ваш путь" и "жить своей жизнью - решать свои собственные задачи". Фантазии углубляются в разворачивающееся спиралью путешествие повторяющихся и развивающихся паттернов. Ужас и положительные аспекты коллективной человеческой истории разворачиваются пред ним. Душа настаивает на том, чтобы он принял все. "Я чувствую что было, и что будет". Первоначально он был буквально ошарашен громадными задачами, ждущими его впереди. "Будущность вырастает из меня; я не творю ее, хотя и творю."

Появляется трансформирующийся образ черного змея, который извивается и становится белым, выходя из рта распятого Христа.

"Творение - это рождение древнего в новое время", - пишет он.

"Нам необходима (магия)... чтобы найти путь, который мы не в состоянии воспринять". Ища внутренней помощи, Юнг "отдается в ученики" к Филемону, фигуре "гуру" впервые являющейся ему во сне в виде крылатого человека, несущего четыре ключа", а потом и к архетипу Мага. От него Юнг узнает об объективной реальности, лежащей за пределами отдельной личности. Он отваживается на необходимость позволить себе объединить силы, конфликтующие в душе человека - в настоящий союз. Мышление и понимание должны объединиться с безрассудством и магией. Этот союз приводит к такому покою, который превращается в "терпеливую жизнь вечности, жизнь божественную". Хотя при этом, его внутреннее руководство открывает ему, что личная "жизнь еще и не началась". Первая часть заканчивается словами:"Краеугольный камень - уметь находиться наедине с самим собой. Это - путь".

Вторая часть начинается с опустошающей самокритики "теневой" стороны его состояния. "Если я приручу тебя, зверь, я представлю и другим возможность приручить своих зверей". Юнга ободряет Душа "быть несгибаемым и творить", при этом внутренний образ изможденного мужчины, говорит ему:"ты должен переживать за судьбы человечества". По мере того, как разворачивается Первая Мировая Война, Юнг спрашивает свою Душу:"До каких глубин ты требуешь, чтобы я дошел?". Ответ:"Всегда над собой и настоящим".

На протяжении примерно года глубинные голоса смолкают. Юнг пишет черновик Liber Novus. Но потом голос Филимона возвращается. "Желания самости не для тебя. Ты жаждешь целого... Подходи ближе, вступай в чистилище Бога, место твоей работы под его сводами".

Смерть возникает перед его внутренним видением, а Душа провозглашает:"Смерть требует твоих искупительных молитв". Юнг неохотно с этим соглашается. Душа сообщает, что "правитель этого мира" требует жертвоприношения страха Юнга, так как он "вызван служить ему (правителю)". "Почему это должен быть Я?", - протестует Юнг. "Я не могу. Я не хочу этого делать".

"Ты обладаешь словом, которому нельзя остаться скрытым", - провозгласила его Душа.

Филемон, которого Юнг ощущает как "присутствие добра и красоты" теперь появляется в одеянии священника и передает ему "Семь Проповедей Умершим", своего рода гностический миф о творении, включая и роль человечества в нем.

Из Плеромы, непроявленного, вечного, бесконечного, в котором "нет ничего и есть все", возникают различные уровни Творения, которые пронизаны Плеромой. Пары противоположностей, которые сбалансированны и пусты в Плероме, возникают как отдельные в сотворенных существахя, т.е. добро и зло, сходство и различия.

Все "сотворенное и не сотворенное" - сама Плерома, тотальность Бытия. Первым проявлением, отделившимся от Плеромы является Абраксас (изображение вверху поста) - Бог, забытый человечеством, чье состояние бытия - "эффект", парадоксальная "невероятная вероятность и нереальная реальность". Это одновременно "сила, длительность и изменение". Следующий уровень проявления более определен. Бог - творение. Бог по сути "эффективность полноты", в то время как Сатана, его противоположность, "эффективность пустоты".

Затем появляются самые разнообразные боги, которые могут действовать как небесные, которые "возвышают" или как земные, которые "ослабляют", четыремя основными являются: Бог Солнца, Эрос, Древо Жизни и Дьявол. Духовность и сексуальность "даймонические проявления богов" - противоположности одного спектра, небесного в духовном, земного в сексуальности. Мужчины и женщины "стоят под законом", но различным образом.

В последней из "Семи Проповедей" Филимон открывает то, что мужчины "врата, через которые вы проходите из внешнего мира Богов, ангелов и душ во внутренний мир; из большего в меньшее". В этом мире "мужчина - Абраксас, творец и разрушитель своего собственного мира", у которого есть звезда в виде его собственного "направляющего Бога".

Значительно позднее, Юнг рассказал коллеге, что "Семь Проповедей Мертвым" были прелюдией к тому, что он должен был сообщить миру. Они как скелет психологии Юнга, включая индивидуацию, конфликт противоположностей и сотворчество мужчины с Господом.

Однако, продолжим повествование о "Красной Книге". Филемон давал дальнейшие наставления в отношении мужчин:"Ты, по сути, момент вечности". Смерть подобна тени, небесной матери в мантии из звезд, также появляется, требуя дальнейших жертвоприношений от Юнга, прежде чем он сможет дать жизнь своему звездному ребенку. Юнг понимает:"только верность любви и добровольная преданность" приведут к "моей звездной природе, моей самой истинной и наиболее глубочайшей самости".

В завершении выходит тень (Христа). Филемон преклоняет колени перед "моим учителем и братом", рассказывая Христу, что "твоя работа несовершенна", поскольку человек просто имитирует твою жизнь. "Время пришло, когда каждый должен проделать свою собственную работу по освобождению".

Ближе к концу, ясные линии становятся нечеткими, между собственно Юнгом и внутренними существами, возникающими повсеместно, включая Илию, Саломею, земного духа Ка, в дополнение к Филимону. Происходит заключительная схватка с Душой, поскольку Юнг отказывается безусловно повиноваться богам. Он настаивает на том, что человек больше "не их раб", хотя "они могуь оказывать ему помощь". После небольшого возмущения - боги соглашаются. Душа говорит Юнгу:"Ты разрушил закон принуждения". Христос (как тень) в качестве дара произносит заключительные слова принимающие вместе свет и тьму:"Я принес тебе красоту страданий".

В 1916 году во время прохождения военной службы, Юнгу явилась серия из 27 образов мандал. Первая изображала многоуровневые отношения микрокосма с макрокосмом. Абраксас "владыка физического мира" - внизу, а Фанес - золотокрылое "божественное дитя" наверху. Со временем Юнг перевел свою работу в каллиграфическую форму на пергамент, иллюстрировал текст, украсил драматическими символическими образами свое путешествие и поместил все это в шестисот страничный фолиант, обтянутый красной кожей.

Пациенты вспоминают, что видели ее открытой, на мальберте в библиотеке. Юнг советовал им создавать свои собственные "Красные Книги" как метод взаимодействия со своими внутренними процессами. Кристина Морган вспомнила высказывание Юнга:"Вы можете подойти к книге, перелистывать ее страницы и она станет для вас церковью - вашим собором - уединенным местом вашего духа, в котором вы находите обновление... поскольку эта книга - ваша душа".

Он прекратил работу над "Красной Книгой" в 1930 году, когда столкнулся с китайским алхимическим текстом "Секретом Золотого Цветка", принесшим ему "невоображаемое подтверждение" своих идей и связь между Востоком и Западом. В 1959 году всего одна рукописная страница была добавлена Юнгом к книге, подтверждающая ее содержание:"Я всегда знал, что в этих переживаниях есть нечто драгоценное". Книга заканчивается на полуслове.
Отсюда.

 

 


Tags: Юнг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments